Основатель остеопатии Эндрю Тэйлор Стилл

Прежде чем описывать взгляды и достижения Эндрю Дэвида Стилла следует оценить то время в которое он жил, чтобы понять какие понятия в медицины существовали в его время. Это поможет нам найти отправную точку существовавшую в то время и понять направление развитие медицины заложенное Стиллом.

Оглавление

История медицины в 18-20 веках
Из истории медицины Америки
Эндрю Тэйлор Стилл
Детство и юность
Образование
Создание остеопатии
Открытие первой школы остеопатии
Выдержки из книги Эндрю Тэйлора Стилла

История медицины в 18-20 веках

В 18 веке описательный период развития медицины перешёл в свою заключительную стадию — первичной систематизации. Возникали многочисленные медицинские «системы», пытавшиеся объяснить причину заболеваний и указать принцип их лечения. Было выдвинуто движение об анимизме (от латинского anima — душа), согласно которому болезненный процесс — это ряд движений, совершаемых душой для удаления из тела проникших в него и приносящих вред веществ; а также, что жизнь заключается в движении, а механика — причина и закон всех явлений. Французские врачи выступили с учением о «жизненной силе» (витализм). В 1796 году Самуэль Ганнами разработал систему гомеопатии. Была разработана теория «нервной патологии», исходя из признания главенствующей роли «нервного принципа» в жизнедеятельности организма.

Развитию клинической медицины 18 — 19 веков способствовала разработка новых методов объективного исследования больного: перкуссии (1761), аускультации (1819), пальпации, эндоскопии (1806), лабораторной диагностики. Метод сопоставления клинических наблюдений с результатами посмертных вскрытий, породил новые дисциплины — патологическую анатомию и гистологию, которые позволили установить локализацию и материальный субстрат многих болезней.

Исключительное влияние на развитие медицины оказало использование во многих странах экспериментального метода исследования для изучения нормальных и нарушенных функций организма. Так, чех И. Прохаска, Ефрем Осипович Мухин, английский физиолог М. Холл исследовали реакции организма на влияние возбудителей и дали наиболее полные описания рефлекторных актов; шотландский анатом, физиолог и хирург Чарлз Белл и французский физиолог Франсуа Мажанди экспериментально доказали, что передние корешки спинного мозга — центробежные, двигательные, а задние — центростремительные, чувствительные, и т. п.

Крупнейшее открытие 19 века — разработка клеточной теории строения организмов, позволившей создать теорию целлюлярной патологии, согласно которой заболевание — чисто локальный процесс, его сущность — морфологические изменения клеточных элементов; важнейшая задача медицины — определение места, «где сидит болезнь». Подобный подход в своё время сыграл положительную роль: представление о болезни стали связывать с определенными изменениями в строении клеток и органов, возникло учение о перерождении клеток, были описаны многие формы опухолей и других заболеваний.

До 2-й половины 19 века представления о причинах заразных болезней носили гипотетический характер. В 18 веке русский военный врач, основатель отечественной эпидемиологии Данило Самойлович Самойлович обосновал представление о контагиозном характере чумы и разработал начала её эпидемиологии. Поиски не только эффективного, но и безопасного метода предупреждения заболевания оспой привели Эдуарда Дженнера к открытию и применению первой вакцины (1796), что позволило в дальнейшем радикально бороться с этим заболеванием путём оспопрививания. В 19 веке Н. И. Пирогов предположил зависимость гнойных осложнений ран от живых возбудителей и предложил систему профилактических мер. Игнац Филипп Земмельвейс установил, что причина родильной горячки кроется в переносе заразного начала инструментами и руками медиков, ввёл дезинфекцию и добился резкого сокращения смертности рожениц.

Важный этап развития медицины начался с работ французского микробиолога и химика, основоположника современной микробиологии и иммунологии Луи Пастера, который установил микробную природу заразных болезней. В XIX веке были открыты возбудители и переносчики различных инфекционных болезней; малярии, жёлтой лихорадки, сыпного тифа и возвратного тифа и т. д. Успехи микробиологии были столь очевидны, что 2-я половина 19 века вошла в историю медицины как «бактериологическая эра», открывшая роль микроорганизмов в патологии человека. Увлечение бактериологией имело и теневую сторону, что проявилось в монокаузализме — направлении врачебного мышления, резко переоценивавшем роль бактериальных возбудителей в этиологии и патогенезе заболеваний и поэтому постоянно входившем в противоречия с медицинской практикой. Многие видные представители медицины, особенно клиницисты и гигиенисты, выступали с резкими возражениями против недооценки роли условий среды, в том числе социальной, в этиологии заболеваний.

Из истории медицины Америки:

Даже у самого эрудированного и опытного врача было мало эффективных лекарств. Однако даже те средства, которые показывали свою эффективность, зачастую были неизвестны плохо подготовленному врачу.

Краткий список эффективных средств в 1870-х годах включал в себя анестетики (эфир, хлороформ, окись азота); опиум и его алкалоиды (морфин, который впервые использовался во время гражданской войны, чтобы облегчить боли раненных); наперстянка, которая использовалась главным образом при отеке сердца (застойная сердечная недостаточность), спорынья, чтобы стимулировать сокращение матки и уменьшить кровотечение во время родов; ртуть для втирания при сифилисе или в виде порошка при поносе или слюнотечении; различные настойки растительного происхождения; железо, обычно в виде таблеток П. Блода при анемии; хинин при малярии; амилнитрита, который впервые был рекомендован для снятия стенокардии Томасом Лаудером Брантоном в 1867 году, но до сих пор был плохо известен в 1876 году; серная мазь при зуде (чесотке); зеленых овощей или цитрусовы для профилактики и лечения цинги.

Эти различные вещества вводились либо через рот, либо в прямую кишку, посредством ингаляций или при нанесении на кожу. Шприц для подкожных инъекций был введен французским хирургом Правасом в 1853 году. Он использовал его для введения “хлорида железа” в сосудистые опухоли, чтобы коагулировать их содержимое. Хотя впоследствии он использовался и для других ограниченных целей, опасность заражения ограничивало его применение, пока врачи не научились предупреждать инфекции с помощью асептики стерильными растворами.

Следует заметить что это были лучшими доступными средствами того времени.

Таким образом в конце XIX – начале XX века знания о человеке составляли его анатомия, наука о питании и воздействии на организм лекарственных и гомеопатических средств, существовало понятие о душе и о жизненной силе организма.

В соответствии с этими понятиями искусство врача состояло в том, чтобы пробудить внутренние силы организма и поддержать их.

Стали известны причины инфекционных заболеваний и выделены их возбудители, разработана теория клеточного строения организма, непрекращающиеся войны способствовали активному развитию хирургии. Это формировало другой взгляд на человеческий организм и лечение заболеваний, который состоял в определении единственной причины заболевания, находящейся непосредственно в месте его проявления.

И в настоящее время этот дуализм присутствует в медицине. То что мы сейчас называем классической медициной является следствием продолжения изучения строения человека, биохимических процессов и углубления в микромир. В соответствии с этим большинство методов лечения основаны на лекарственном удалении инфекционного агента, установлении биохимического равновесия в тканях организма, хирургической коррекции поврежденных органов.

С другой стороны методы нетрадиционной медицины, задачей которых является нормализация внутренних процессов в организме, установление гармоничных взаимоотношений между органами и суставами. Такой подход использует остеопатия, гомеопатия, прикладная кинезиология.

Наличие столь разных подходов обусловлено эффективностью лечения каждого из методов. От этого ещё интереснее выбор каждого врача в изучение, применение и распространение своего мировоззрения на способы достижения здоровья.

По этой причине искусство врача заключалось в том, чтобы доступными способами найти излечение от болезни. Своими наблюдениями и медицинскими манипуляциями Стилл нашел подход к лечению различных заболеваний, что позволило заявить остеопатический метод, как эффективный способ лечения.

Эндрю Тэйлор Стилл

Стилл Эндрю Тейлор (06.08.1828 – 12.12.1917) – выдающийся хирург из США, основатель остеопатии, создатель первой в истории школы остеопатии, основанной в американском городе Кирксвилл (сегодня является университетом имени Стилла Э. Т.).

Эндрю Тэйлор Стилл

Детство и юность

Был 3-м из 9-и детей в семье. Отец, Авраам Стилл, был врачом и священником-миссионером.

Родители Стилла были фермерами, аналогично большинству жителей США на то время. Его отец, который был одновременно священнослужителем и врачом, воспитал в сыне пристрастие к изучению живой природы и при этом философское отношение к миру.

Будучи мальчиком, Эндрю время от времени помогал своему отцу в медицинской работе.

Во время занятий фермерством и охотой в молодости Эндрю научился использовать шкуры животных, обрёл основные познания по анатомии, в том числе о расположении костей, мышц и органов. Позднее, согласно его собственным словам, данный опыт оказался важным для подготовки к изучению человеческого организма.

Так как материализм как мировоззрение не отвечал на вопрос о сущности жизни целиком, Стилл пришёл к осознанию Высшего замысла, а также совершенства тела человека.

Ещё в детстве Эндрю страдал от периодической боли в голове. В момент одного из болевых приступов он решил снять с качелей, висевших на верёвке, перекладину из дерева, после чего улёгся затылком на верёвку там, где была петля. Это позволило уменьшить головную боль и уснуть. После этого приступы его перестали беспокоить навсегда.

Затем данный приём, явно базирующийся на растяжении затылочного участка и разблокировании путей отхода венозной крови от черепной полости, начал широко использовать взрослый Стилл как врач. Это стало началом зарождения самого понятия остеопатии.

Образование

Отец настоял, чтобы юный Стилл учился на инженера. Эндрю исполнил это требование и работал на строительстве мостов. Но ему нравилась медицина, потому, проработав инженером недолго, он принял решение посвятить жизнь именно ей.

В 1850-х гг. большинство членов семьи Стилла переселились в Канзас, в том числе сам Стилл и его супруга. В этот момент он приступил к серьёзному изучению медицины и к медицинской практике с отцом.

Его первая супруга Мери Воэн ушла из жизни в 1859-м году, родив ему троих сыновей. Позднее, в 1960-м, Стилл заключил брак с молодой учительницей, изучавшей фармакологию. Этому её учил отец, который, как и отец Стилла, работал врачом. Это стало хорошей поддержкой в окончательном выборе профессии и формировании мировоззрения Стилла.

Этот брак оказался крайне важным, супруга поддерживала его и всю семью в течение долгого времени сомнений и жёсткого осуждения, которые предшествовали удачному формированию профессии остеопата, а затем и вновь после обретения неожиданного успеха. Но это пока только предстояло.

В 1861-м году, разгорелась Гражданская война в США и Стилл поступил служить в армию Севера, занимая должности санитара и военно-полевого хирурга, управляя госпиталем десятого кавалерийского канзасского полка, затем стал майором Канзасской милиции.

Эти годы были наполнены трудностями и лишениями, а также широкой практикой в хирургии и разочарованностью в медицине того времени. Стилл увидел много смертей, которые нередко сочетались с невозможностью врача чем-либо помочь больному или раненому. Отряд, в котором он служил, расформировался в 1864-го году, после чего он возвратился к обычному образу жизни.

Вернувшись домой, он был вынужден столкнуться с трагедией – в начале того же 1864-го года все трое детей Стилла умерли от менингита в ходе эпидемии, хотя врачи и старались помочь больным.

Основными средствами лечения на тот момент были кровопускание и другие жестокие и малоэффективные способы.

Когда гражданская война закончилась, Стилл написал:

“Я почти лишился сна; постоянно встречаю легионеров – и мужчин, и женщин, которые умоляют об освобождении от привычки употребления наркотиков и алкоголя. Я всё время думал про мёртвых и погибающих, которые были в рабстве у своих привычек.

Моим стремлением было выяснение причины их смертей, а также их зависимости, неприятия этих людей окружающими… Хотя у меня был опыт лечения боли, мне пришлось обнаружить, что медицина в данном случае беспомощна. С самого юного возраста я читал книги о природе, а с самого начала своего проживания в Канзасе изучал анатомию. И я стал преступником ради науки. Могилы индейцев осквернялись и тела их покойников эксгумировались в научных целях. Да, я был стервятником, вооружённым скальпелем для изучения мёртвых, чтобы помочь живым. Я писал книги, однако постоянно возвращался к природе – самой главной для меня учебной книге”.

Следующие 10 лет жизни Стилл посвятил поиску лучших способов лечения, усердно изучая физиологию, анатомию, народную медицину индейцев, традиционные мануальные методы и разные альтернативные способы (месмеризм, костоправство, магнетизм, гомеопатия, грэхемизм).

Большую часть данных методов он испытывал на самом себе, «отсеивая» неэффективные.

В 1870-м году Стилл закончил факультет медицины университета в штате Миссури.

Углублённые познания в сферах физиологии и анатомии в сочетании с совершенными инженерными знаниями законов гидравлики и механики позволили Стиллу выработать собственный взгляд на биомеханику человеческого организма.

В это время родились его дети – дочь и сын, которые стали выдающимися деятелями в той отрасли, которую создал их отец.

Создание остеопатии

В 1874-м году по окончании декады учёбы Стилл занялся разработкой остеопатии. К тому времени он, осознавая необходимость перемен в традиционной медицинской теории, пришёл к объединению мануальных способов активизации в организме лечебных процессов и современной науки.

В течении всего 1875-го года он проводил немало времени с родным братом, страдавшим зависимостью от морфина вследствие проведённого лечения. В результате Стилл ещё более убедился в том, что лекарства использовать не нужно вообще, и ещё более возненавидел наркотики.

Чуть позднее он переселился из штата Канзас в город Кирксвилль в штате Миссури, где работал врачом и занимался фермерством, периодически отправляясь в дальние путешествия, осуществляя выездную практику.

В процессе работы Стилл получал опыт, приведший к тому, что главным его методом лечения стала манипуляция. Он применял определённые элементы костоправства и магнетизма, но подчёркивал, что совершенное знание анатомии играет крайне важную роль в восстановлении нормальных функций организма. По его мнению, человеческое тело является эффективной химической лабораторией, производящей все нужные вещества, в том числе лекарства, которые действительно нужны, а цель лечения заключается в определении причин болезни и их устранении, при этом организм в конечном счёте излечивает себя сам. Значительно развив свою методику лечения с помощью рук, он достиг положительных результатов, которые были недоступны врачам того времени, использовавшим различные препараты.

В 1887-м году у него появилось довольно много пациентов в Кирксвилле, поэтому выездная практика прекратилась.

Термин “остеопатия” Стилл ввёл в 1889-м году. Говорят, что ему сказали, что это слово отсутствует в словаре, на что он ответил: “Сделаем так, чтобы оно там было”.

Стилл Э. Т. отличался образованностью и начитанностью, активно интересовался воздействием разных факторов на человеческое здоровье, включая механические, психологические, химические и даже социальные факторы.

Религиозные взгляды Стилла тоже оказали влияние на его представления о причинах заболеваний.

Также он основывался на работах Дарвина и Спенсера.

Аналогично всему новому, медицинский «метод Стилла» наткнулся на ожесточённое сопротивление. Церковь расценила его как святотатство, обосновав это тем, что лишь Иисус мог лечить людей, прикладывая к ним руки. Родственники также упрекали Стилла, считая его идеи «безумными».

В результате ему отказали в университете Бейкера в представлении на суд научного и врачебного сообщества своих идей, несмотря на тот факт, что в 1850-х гг. семья Стиллов принимала активное участие в создании этого заведения.

Его результаты в лечении самых разных заболеваний, которые ранее считались неизлечимыми, с течением времени получили известность в стране. Стилла прозвали «костоправом-молнией».

Местные власти Кирксвилла проложили железную дорогу специально для обеспечения пассажирского потока из тех пациентов, которые стремились попасть на приём к Стиллу.

Создание первой школы остеопатии

В конце-концов поток пациентов к Стиллу возрос до такой степени, что он, невзирая на то, что мог принять за день до 150 больных, начал задумываться о том, чтобы обучить других врачей своей методике.

В 1891-м году власти ему отказали в открытии школы. Однако чуть позднее Стилл всё же добился права открыть первую остеопатическую школу. Это произошло в 1892-м году в Кирксвилле.

Первых учеников Американской Школы Остеопатии было 21 (из них 5 женщин). Среди них были трое детей Стилла и его брат. Обучение длилось два года, местом занятий был 2-этажный каркасный дом.

Эта школа обрела большой успех. В 1894-м году начали строить новую больницу, которая открылась в следующем году. В 1895-м набор студентов удвоился, а количество людей, которые пролечились по остеопатической методике, превзошло 30 000. В начале 20-го столетия в его школе было уже 700 учеников.

Стилл придерживался следующих принципов преподавания:

  • углублённое изучение человеческой анатомии, а также физиологии;
  • обучение навыкам пальпации;
  • изложение философских основ остеопатии.

Также велось преподавание и других разделов медицины.

Каждому выпускнику выдавался диплом доктора остеопатии – именно доктора остеопатии, а не медицины. Таким образом Стилл подчеркнул разницу между остеопатией и классической медициной. Данная традиция сохраняется по сей день.

Другие работы

Стилл, который был инженером по первому образованию, проявлял активный интерес к разным механизмам и устройствам. Ему принадлежат несколько изобретений.

В 1914-м он пережил инсульт, но продолжил активно участвовать в работе своей школы. Стилл умер 12.12.1917 в 89-летнем возрасте. На тот момент докторов остеопатии было уже более трёх тысяч.

Выдержки из книги Эндрю Тэйлора Стилла “Остеопатия. Исследование и практика”

На протяжении всей жизни Стилл высказывал свое неудовольствие по поводу действий других, претендующих на представление остеопатии как науки, ее преподавание и остеопатическую практику. Он был особенно громогласен в осуждении тех, кто отступал от принципов, которые он сделал основополагающими, и считал их естественными, берущими начало у самой природы. Например, когда школа в Чикаго, основанная одним из его коллег, использовала термин «Остеопатическая медицина», он осыпал насмешками бедных горемык, которые обладали безрассудной смелостью смешивать воду и масло и

верили, что могут поженить медицину и остеопатию, которые он расценивал как две противоположные системы диагностики и лечения. Однако, доктор Стилл отмечал, что эта книга не последнее слово в теории остеопатии, и даже думал, что это может быть его последним словом в такой форме: «Я надеюсь и очень хочу, чтобы каждый остеопат шел

дальше и дальше в поиске научных фактов и их воздействия на здоровье человека».

Для доктора Стилла остеопатия была квинтэссенцией того, что человек может испытать в мире. Он писал: «Остеопатия для меня является священной наукой потому, что ее исцеляющая сила идет от самой природы». Он смотрел на остеопатию с точки зрения философа и механика. Для него то, что мы называем болезнью – это «следствие». Все следствия имеют причины, которые проявляются на физическом уровне. Задача остеопата – отыскивать причины и способствовать их устранению. Он полагал, что остеопатия как наука может быть объяснена широкой аудитории на техническом уровне, и рассматривал остеопата как главного механика тела. Этот врач (определенный в книге как «он или она») был также философом в самом высоком понимании этого слова. В его представлении этот эпитет являлся наивысшей степенью комплимента; действительно, идеалом Д.О. он называл «заслуживающего доверия и, являющегося философом доктора остеопатии». Снова и снова он подчеркивал свою цель – «сделать остеопата философом и разместить его на скале рассуждения».

Тип диагностики, который защищал «Старый Доктор», как его называли студенты и пациенты, самый чуткий. Он часто говорил об определении наличия микроскопических изменений в положении и функциях любых структур тела. Например, он просил оператора (этот термин для него был синонимом остеопата) определить на нескольких уровнях правильно ли функционирует плевра легких, их иннервация и кровоснабжение, что на основе современного медицинского материального опыта большинство людей

посчитали бы невозможным. Так что же он просил нас сделать?

Доктор Стилл видел себя как лечащего причины, но не следствия. Так как наша аллопатическая фармакология почти вся сфокусировалась на лечении последствий вместо фактических причин, и, занимаясь этим, продолжает ослаблять уже перегруженную систему, весьма сомнительно, чтобы доктор Стилл ее поддержал. Он знал и учил, что самоуверенное игнорирование причины или игнорирование в силу незнания равноценны самоубийству.

Однако, даже во время, когда он жил, среди его круга встречались те, кто полагал, что доктор Стилл был не в курсе некоторых аспектов науки и медицины, которые могли бы стать причиной изменения его взглядов.

Фактически, это отмечается в обзоре этой книги в Журнале по Остеопатии (Journal of Osteopathy): «В целом ряде мест делаются ссылки на различные бактерии и микроорганизмы, из которых можно сделать вывод, что доктор Стилл не верил в существование различных возбудителей и их отношение к различным болезням. Но

не надо думать, что «Старый Доктор» был несведущ в этих вещах. Он был знаком с выявленными фактами касательно их, но свои мысли об их относительной значимости ставил выше в свете собственных открытий».

Другая немаловажная область, где часто возникал вопрос по поводу знаний доктора Стилла и принятия других школ немедикаментозного лечения, таких как гомеопатия. Из его записей и из записок его современников видно, что он был хорошо осведомлен о других школах естественного лечения. Он писал, что не имеет ничего против них, до тех пор, пока кто-нибудь не начнет их совмещать и комбинировать. Даже если

они похожи, говорил он, «основополагающие принципы остеопатии отличаются от таковых любой другой системы и причину заболевания она рассматривает с исключительной точки зрения. То есть, дисфункция во всех ее проявления, автоматически ведет к физиологическим изменениям, которые, в свою очередь, приводят к болезни.

В 1985 году я спросил Роллина Беккера (Rollin Becker), доктора остеопатии, ревностного последователя как доктора Стилла, так и одного из наиболее прославленных учеников Старого Доктора, Вильяма Сатерленда (William G. Sutherland), что он думает по поводу гомеопатии. «Доктор, гомеопатия – это лучшее лекарство в Соединенных Штатах Америки». «Тогда, – спросил я, – часто ли Вы ее используете?». «Нет, – с широкой

улыбкой ответил он, – я же остеопат!» Для того, чтобы попробовать углубиться, я обратился к другому преданному последователю доктора Стилла, Роберту Фулфорду (Robert Fulford) почти с таким же вопросом в 1991 году. «Когда я работаю непосредственно с жизненными силами, я могу достичь таких результатов, которые недоступны ни одному гомеопату» – ответил он, немного повысив тон голоса.

Я горжусь тем, что хирургия в остеопатии никогда не использует скальпель для удаления опухолей грудной клетки, брюшной полости или любой другой части тела, до тех пор, пока артериальное снабжение или венозный дренаж не перестанет освежать жизненные силы и возвращать систему и органы в их нормальное рабочее состояние. Через артериальное давление кровоснабжение и венозный дренаж большой процент опухолей грудной клетки и брюшной полости могут исчезнуть под руками остеопата-философа, врача, заслуживающего доверия. Остеопатам ни в коем случае не стоит бояться встречи с болезнями, вызванными климатическими изменениями или сменой времен года. Ему следует идти в сражение, используя знания физиологии и анатомии и безопасно выводить пациентов из любого типа лихорадок. Он никогда не должен опасаться заняться случаем дифтерии, скарлатины, тонзиллита, ангины, кори, пневмонии, брюшного тифа, рожистого воспаления и так далее, если к нему обратились вовремя. Зная о строительной функции артериальной крови и об очищающей способности венозной крови, он должен все время следовать принципам остеопатии, и не позволять скапливающимся жидкостям задерживаться в железах лица, шеи или в других частях тела. Он должен противодействовать этим состояниям и давать облегчение и излечивать пациента без помощи каких-либо дополнительных средств, кроме чистоплотности.

Слово для доктора. Я хочу, чтобы Вы открыли глаза и взглянули мне прямо в лицо. Можете ли Вы позволить себе как доктор медицины, остеопат или массажист при лечении болезни легких, вынести вердикт и назначить лекарство или манипуляцию, без первоначального тщательного обследования всех отделов плевры, и уверенности, что ее иннервация и кровоснабжение совершенно нормально? По моему мнению, Вы

не имеете права совершать какие-либо действия до тех пор, пока Вы не выясните состояние плевры, легких, сердца и всех органов брюшной полости и не узнаете каждое изменение в кости или мышце, вызвавшее любую приостановку в питании плевры, сердца, легкого или другого обнаруженного органа системы. Тогда, после тщательного исследования Вы вправе продолжить приведение к нормальному состоянию. Тогда Вы

можете ожидать нормальное кровоснабжение и иннервацию во всех органах. В противном случае, Вы просто проявите свою способность производить бесполезные манипуляции, покажете Ваше пренебрежение причиной и даже если сделаете что-то хорошее для Вашего пациента, то этого будет мало.

Если в результате анализа Вы обнаружите в моче сахар, мел, известь или другие примеси, Вы просто найдете последствие, и чтобы добиться успеха в лечении таких последствий, Вы должны найти причину препятствия и продолжить в качестве механика. Сначала уделите внимание чувствительным нервам почек, сердца и других органов или конечностей тела, затем моторным, экскреторным и питательным нервам, некоторым из них, которые повреждены и нуждаются в коррекции. Тогда эти нервы вскоре избавятся от всех

пугал и микробов, которые беспокоили доктора, лечащего эффекты. Человек, являющийся компетентным инженером тела человека, не должен позволять опухоли сформироваться, и говорить, что он не знает причины ее происхождения из-за недостатка знаний о причине и последствии.

Философия манипуляций базируется на абсолютном знании формы и функций всех костей,

составляющих скелет тела человека. Мы должны знать положение и назначение каждой кости, быть до конца осведомленными о каждом суставе. Без этих знаний наша работа будет обречена на провал. Несложно узнать, что наши головы покоятся на атланте, атлант – на втором позвонке, что у нас семь костей в шее, двенадцать – в грудном отделе, и пять – в поясничном, но от этого мало пользы. Мы должны иметь совершенное представление о нормальном сочленении кости или костей, которые мы хотим вправить. Мы должны быть абсолютно уверены, что знаем все суставы костей во всей системе. Мы должны знать, как доставляется кровь, и когда артериальная кровь выполнила свою работу, мы должны знать как она возвращается, и что может стать препятствием, мешающим ей вернуться. Без этой информации наше заключение о причинах, вызвавших отклонения от нормального состояния в совершенно здоровой системе, не имеет на какого основания, потому как механическое обследование этих причин не выявило. Таким образом, неудачная попытка принести облегчение ведет к разочарованию. Остеопат-механик должен помнить, что Природа – это живой критик, и ответ должен быть Да или Нет. Правильное представление о форме и функции всех частей тела должен быть виден глазами сознания, или наша работа дискредитирует нас.

Инженер, специалист в своем деле, не сомневается в необходимости сразу приступить к регулированию всех частей шеи, и дальнейшему вправлению всех частей от головы и шеи по направлению к грудному отделу. Был бы он доволен, завершив свою работу, не будучи уверенным в абсолютной правильности сочленения ключицы, или оставив ключицу далеко за акромиальным отростком, пережимающей яремную вену, таким образом, лишая ее возможности доставлять сердцу венозную кровь? Он знает, что имеет дело с поездом, который едет очень быстро, и если он за короткое время не отрегулирует его двигатель, очень скоро из-за состояния дороги этот поезд пойдет под откос. Его цель – хороший дренаж сердца, лица, шеи, плевры, легких, межреберной области и всех частей грудного отдела. Он знает, что когда блуждающий нерв освобожден от всякого давления, его функционирование становится гармоничным; сопротивление, вызванное блокировкой того места, где восходящая сонная артерия входит в голову, устраняется и исчезает излишняя нагрузка на работу артериальной системы, потому что вены или иными словами грязевые вентили надежно выполняют свою работу. Тогда дыхание и работа сердца становятся нормальными. Если инженер знает свою работу и выполняет ее, за этим обязательно последует облегчение состояния и выздоровление.

Когда с нами консультируются по поводу облысения, перхоти и болезней кожи головы, мы обязаны спросить: В норме ли артериальное кровоснабжение? Нормален ли венозный дренаж? Мы приходим к заключению, что этот эффект выпадения волос является результатом нарушения как артериального снабжения, так и венозного дренажа, и эти органические остатки или перхоть не что иное как вещество, которое должно было быть использовано для роста волос и поддержания их здоровья. Таким образом, причиной вызвавшей выпадение волос, стало нарушение кровоснабжения и иннервации.

Любая смещенная вперед, назад или в бок, относительно своего нормального положения, кость шеи или грудной клетки, является нарушением, способным оказать давление на вертебральные или сонные артерии, препятствуя тем самым нормальному кровоснабжению. Тогда мы делаем вывод, что это нарушение, являющееся причиной расстройства гармоничной работы мозга, вызвано затрудненным кровотоком. Не только кости являются препятствием, сокращение мышц шеи и их контрактура также вызывают временное нарушение нормального притока и оттока крови от мозга.

Такие заболевания, как перхоть, выпадение волос, бугорчатые опухоли или кисты, я всегда считал следствием дефицита в иннервации, нарушения правильной циркуляции крови и дренирования венозных и лимфатических систем поверхностной фасции.

При исследовании и успешном лечении таких отклонений, как облысение или перхоть, я обнаружил, что первый или второй шейный позвонок находятся в одном из четырех неправильных положений: слева или справа, спереди или сзади. Размышляя над этим, я пытался наладить хорошую циркуляцию всех жидкостей поверхностной фасции головы и лица и добился хороших результатов (в особенности применительно к мужчинам) в тех случаях, когда болезнь длилась не слишком долго.

ЛЕЧЕНИЕ – Я начинаю свою работу с первым шейным позвонком и распространяю лечение на все кости, мускулы и связки до уровня восьмого дорсального позвонка. Я исправляю все неправильные положения костей. Для того, чтобы обеспечить доступ питательных веществ к костям, я выправляю их от первого шейного позвонка до диафрагмы. Для того, чтобы расслабить все мускулы в области спины, я сильно

надавливаю большими пальцами по обе стороны её, затем скольжу ими вниз по мускулам спины примерно до четвертого дорсального позвонка.

Вымойте голову, затем смажьте ее каким-нибудь животным маслом, например, костяным маслом или свиным жиром. Я тщательно смазываю кожу головы маслом, затем грубой тканью сильно растираю голову, чтобы расслабить кожу, поверхностную фасцию и мускулы, а также, чтобы обеспечить хорошую сильную циркуляцию крови, нервной и лимфатической жидкостей. Можно использовать ткань для того, чтобы убрать

излишки жира. Эти действия я проделываю примерно один раз в неделю в течение небольшого периода времени и в большинстве случаев добиваюсь того, что волосы становятся здоровыми.

Библиография:

1) “Остеопатия. Исследование и практика”