Биодинамическая модель остеопатии (часть 1)

Перевод статьи “THE BIODYNAMIC MODEL OF OSTEOPATHY IN THE CRANIAL FIELD”
John M. McPartland, DO, MSc, and Evelyn Skinner, DO, BA

«Дао, которое можно полностью объяснить – не само Дао»

Лао Цзы, Дао Дэ Цзин

Введение

Эта глава относится к философии, лежащей в основе биодинамической модели остеопатии (БМО, BOCF). Чтобы сделать это, мы используем Гегелевскую диалектику, и представим принципы и исследование БМО, представленными в историческом контексте.

Мы сравним биомеханическую концепцию краниальной остеопатии (КрО) с биодинамической концепцией, или «левополушарный и правополушарный череп», как Фред Митчелл любил пошутить. В данной главе не будут описываться методы лечения. Следует учесть, что некоторые понятия будут использоваться не совсем точно, для простоты восприятия.

Биодинамическая остеопатия начинается с Гиппократа, как это отражено в одной из аксиом Клятвы Гиппократа «Не навреди» и ее заботы о нашей триединой (тело, ум, дух) целостности.

Основание биодинамической остеопатии твердо основано на философии и практике трех учителей, врачей-остеопатов, развивающийся из трех жизней, которые были посвящены медицинской практике. Целью работы этих врачей было привести в баланс тело пациента, чтобы запустить их самоизлечение.

Первый из этих учителей Эндрю Тэйлор Стилл (1828-1917), основал остеопатию как медицинское направление в 1874 году. Доктор Стилл искал «здоровье» у своих пациентов, которое всегда присутствовало независимо от того, насколько больны его пациенты. Эта было основополагающим в подходе Стилла к уходу и лечению больных. «Я люблю своих пациентов» –  говорил Стилл: «Я вижу Бога в их лицах и их формах» (Стилл, 1908). Задача врача, которая всегда доводилась до студентов, состояла в том, чтобы избавить тело от всех механических препятствий в теле, которые затрудняют свободно текущие реки жизни (кровь, лимфа, спинномозговая жидкость). Остальное сделает природа. Стилл сформулировал инновационную концепцию, согласно которой череп, черепные нервы, спинномозговая жидкость, являются важнейшими элементами, которые содержатся в человеческом теле (Стилл 1899). Его методы лечения включали мягкое давление на кости черепа, например, при лечении косоглазия (Стилл 1910).

Вторым из этих учителей был Уильям Гарнер Сатерленд (1873-1954), основатель краниальной остеопатии. Доктор Сатерленд был учеником Стилла и проникся мышлением, методами и практикой Стилла. Сатерленд сформулировал свою первую гипотезу, связанную с черепом, будучи студентом в 1899 году при осмотре анатомического препарата височной кости. Его поразила мысль, что края кости были скошены как жабры у рыбы, как будто череп также дышит. Это открытие Сатерленда послужило началом долгого изучения и эволюции мыслей, которые будут описаны дальше в этой главе.

Третий учитель – это врач Джеймс С. Джелос (1943-), чья биодинамическая модель остеопатии вызвала большой интерес и споры среди остеопатов. Джелос использовал термин «Биодинамика», который использовался в исследования немецкого эмбриолога Эриха Блехшмидта. (Но не швейцарского философа Рудольфа Штайнера, хотя биодинамические концепции Штайнера перекликаются с теориями Блехшмидта).  На протяжении 30 лет доктор Джелос собирал рассказы от студентов Сатерленда, а также продолжает исследование рукописей Сатерленда (как опубликованных, так и не опубликованных). Эта «работа с архивами» позволила обобщить хронологию пути Сатерленда. Таким образом, биодинамика посвящает себя перцептивной одиссеи, где Сатерленд покинул ее в конце своей жизни.

Метафора и прообраз: как хранитель ключей

Стилл (1902) писал, «… что жизнь и материя могут быть объединены, и что этот союз не может продолжаться при наличии каких-либо помех для освобождения и абсолютного движения.» Концепции Стилла с самого начала были уже за пределами возможностей двойных слепых клинических исследований. То, что Стилл увидел и понял, и к чему Сатерленд пришел, уточнив это в своих более поздних публикациях, было всеобщим принципом, что естественный мир постоянно меняется, и то, что недвижимо (без движения) выпадает из баланса и равновесия с окружающей средой. Стилл рассматривал остеопатию как науку, но, когда остеопатия вышла за рамки науки и рационального объяснения, он передавал свои уроки с помощью использования языка метафор. Метафора использует словесный мостик, чтобы преодолеть разрыв между словами говорящего и интерпретацией слушателя. (Artaud 1938). Это трансформационное пространство, говоря метафорически, характеризует способ общения между преподавателем и студентом, театральным пространством между актером и зрителем, целительным пространством между врачом и пациентом, где в определенной момент во время взаимодействия, возникает что-то большее чем сумма частей.

Метафоры, несмотря на то, что по своей природе нерациональны, давно предоставляют эвристические инструменты для подхода к научным проблемам (Chew & Laubichler 2003). Западная культура, однако, испытывает трудности в восприятии нерациональной мысли. Нерациональные аспекты остеопатии (и других альтернативных медицинских систем) являются наиболее трудными в преподавании студентам. Человек как трагедийная истина, лежащая в основе остеопатии Стилла стали жертвами медицинского редукционизма, пострадавшая в нашем западном восприятии, которое подчеркивает научно-обоснованное и избегает интуитивного и инстинктивного. Редукционизм ограничивает наш взгляд на реальность и нашу способность воспринимать. Альтернативные формы познания, выраженные через сны, поэзию, музыку, живопись, или в культурах за пределами Запада как медитация, или трансовые состояния, несмотря на это остаются, при этом глубоко не исследованными в нашем обществе. Ограничивая наши знания тем, что может быть доказанным в рациональном эксперименте, исключая понятие человеческого духа из Западной концепции медицины.

Такое отрицание души стало проблемой для практикующих биодинамику, кто получил прозрение и вдохновение от Лоренса Ян Ван дер Поста (Laurens van der Post (1962). «Сознание человека после Реформации было настолько сужено, что стало почти полностью рациональным процессом, интеллектуальный процесс, связанный с внешним, так называемым физическим, объективным миром. Неосязаемое воспринималось как нереальное. Это суженное сознание отвергает все то, что составляет целостность человеческого духа: интуицию, инстинкты, чувства –  все то, к чему имел доступ естественный человек.» Антропологические концепции ван дер Поста сыграли важную роль в нашем понимании здоровья и болезней в обществе.

Стилл без сомнения, приобрел навык символического общения от своего отца-миссионера. Сатерленд, как Стилл, был опытным словесником, имея опыт работы в качестве редактора газеты, перед тем как обучался на остеопата. Язык Сатерленда отражал близость соединений с тем, что есть в природе. Стилл вырос среди Шауни и других индейских народов. «В коренных, устных культурах сама природа четко сформулирована; это говорит… Там нет ни единого участка Земли, лишенного энергии и силы…» (Абрам 1996). Абрам цитирует индейского целителя, слова которого резонируют со словами доктора Стилла: «Во время восприятия я вступаю в связь с воспринимаемым, которая возможна только потому, что ни мое тело, ни разумное не существует вне потока времени, и поэтому у каждого есть свой динамизм, своя пульсация и выражение. Восприятие, в этом смысле, является настройкой или со-настройкой между собственными ритмами и ритмами самой вещи, их собственные тона и текстуры.»

Стилл был окружен людьми, которые видели вещи с совершенно другой культурной точки зрения. Highwater (1981) писал: «Хотя преобладающие народы обычно предполагают, что их видение представляет единственную правду о мире, каждое общество (и часто отдельные люди) ощущают реальность уникально.» Уникальные культурные представления Стилла и Сатерленда были восприняты практикующими биодинамическую остеопатию. Биодинамика изначально развивалась в Англии, стране пропитанной духом Ральфа Эмерсона (Ralf Emerson) и Генри Торо (Henry Thoreau). Эти Английские философы 19 века считали, что изучение природы, или нахождение вне дома в естественном мире, очищает ум и дух и расширяет самопознание.

В то время, когда Сатерленд (1939) впервые опубликовал свои идея, остеопатия переживала период редукционизма. Большинство практикующих были сосредоточены на механических аспектах остеопатических принципов, а также основывались на них и во время практики. Краниальная остеопатия Сатерленда представила ренессанс остеопатии. Но ко времени смерти Сатерленда в 1954 году сам ренессанс краниальной остеопатии вступил в реформационный период, рационализацию. Реформация краниальной остеопатии и ее базовые тексты (Мэгун 1976, Апледжер и Vredevoogd 1983) был принят многими остеопатами, массажистами, физиотерапевтами и мануальными терапевтами. Но оригинальные идеи Сатерленда получили свое продолжение в работах Paul Kimberly, Anne Wales, Ruby Day, Rollin Becker, and Robert Fulford (Cardy 2004).

Поскольку краниальная остеопатия привела к биодинамике, то использование метафоры и архетипа продолжало использоваться и в этой концепции. В то время как метафора – это фигура речи, чтобы предложить сходство между понятиями, архетип – термин, используемый для описания универсального символа, который вызывает глубокий и иногда бессознательный отклик читателя или слушателя. Архетипы символически воплощают основные человеческие переживания и их значение интуитивно понятно. Концепция Джелоса «об эмбрионе», которым когда-то был живой организм, является ключевым архетипом биодинамической остеопатии. Джелос, изучая публикации Блехшмидта (см. ниже), был впечатлен выводом Блехшмидта, о том, что во время эмбриологического развития присутствует неосязаемая сила, которая создает форму и предшествует структуре. Джелос (2001), чувствовал, основываясь на публикациях Блехшмидта, что эмбриолог может быть свидетелем организационной силы первичного дыхания. Блехшмидта писал: «Уникальность эмбриона человека начинает определяться во многих отношениях; например, в раннем представлении плана человека, как всей геометрии, к которой он сам относится. Он никогда не ошибается ни в величинах углов, ни в объемах. Он никогда не выбирает на перекрещивающихся точках неверное направление и заведует каждой физической, так и химической реакцией.»

Эмбрион, как образец идеальной формы, служит планом способности нашего организма к самовосстановлению. Формирующие, резорбтивные и регенеративные жидкостные силы, которые организуют эмбриологическое развитие и присутствуют на протяжении всей нашей жизни, готовы к нашему взаимодействию и использованию их терапевтического потенциала. Иначе говоря, силы эмбриогенеза становятся силами исцеления после рождения.

Среди практикующих биодинамику, каждое событие в терапевтической области имеет имя. Ничто не имеет расплывчивого термина «энергия». Важность наименования исходит от первобытных культур во всем мире, особенно Bushmen of the Kalahari  van der Post 1961). По словам Bushman, отделение себя, от «всего остального» приводит к страху и чувству одиночества, и это облегчает процесс болезни. Так как лечение с использованием биодинамической остеопатии соединяет пациента с природой, пациент получает немедленный опыт «не одиночества» или глубокой «принадлежности». Пациенты приобретают физическое чувство «общности», возможно впервые в своей жизни. Как Wendell Berry (1996) подчеркнул: «Сообщество – это самая маленькая единица здоровья».

В следующих разделах этой статьи мы рассмотрим краниальную остеопатию и эволюцию мысли биодинамического направления остеопатии, эволюцию восприятия, навыков и эволюцию подходов к лечению – начиная от костей к твердой мозговой оболочке к спинномозговой жидкости (ЦСЖ), к жидкому телу. Смотрите рисунок 1 для обобщения.

Рисунок 1. Хронология эволюции краниальной и биодинамической остеопатии.

Продолжение…

Биодинамическая модель остеопатии (часть 2)
Биодинамическая модель остеопатии (часть 3)

Источник: https://www.researchgate.net/publication/7001330_The_biodynamic_model_of_osteopathy_in_the_cranial_field