Биодинамическая модель остеопатии (часть 3)

Перевод статьи “THE BIODYNAMIC MODEL OF OSTEOPATHY IN THE CRANIAL FIELD”
John M. McPartland, DO, MSc, and Evelyn Skinner, DO, BA

Начало статьи: Биодинамическая модель остеопатии (часть 1)
Биодинамическая модель остеопатии (часть 2)

«Биодинамика и наука: квантовое сознание»

Остеопаты основывают свою науку на физической основе, в то время как Западная медицина практикует химию – фармакологические средства лечат химические составляющие известные как гены и генные продукты. Остеопаты признаю химию генов A-T-C-G, но фокусируются на физике средней линии в самой двойной спирали. Остеопаты сосредоточены на четверном измерении спирали – времени. ДНК превращает время в пространство. Удивительно, но это превращение можно объяснить в рамках механистической модели физики Ньютона (Pourquié 2003). Много новых идей, предложенных целителями нового века опирается на ньютоновские парадигмы. Pert (2000) предположил, что энергетические терапевты исцеляют своих пациентов, вызывая вибрационный отклик, который сдвигает нейрорецепторы в из конституитивно-активное состояние, или же вибрации запускают выделение эндорфинов, которые активируют нейрорецепторы. Oschman (2000) описал кристаллические материалы в биологических структурах (например, фосфолипиды внутри клеточных мембран, коллаген в соединительной ткани), которые генерируют электрические поля при сжатии или растяжении (пьезоэлектричество). Эти энергетические поля могут быть источником практического исцеления, это радикальное предположение, но безопасное в рамках механической парадигмы.

Ньютоновская физика претерпела сдвиг парадигмы в квантовую физику, благодаря релятивистским исследованиям, посвященным субатомным явлениям. Стилл писал, что он допускал квантовую парадигму. Он интуитивно знал, что лечебные эффекты у его пациентов произошли на субатомном уровне, но у него не было слов или понятия квантовой физики, чтобы опираться, выразить преобразования, которые он отслеживал в своем лечении. Вместо этого он приписывал возвращение здоровья Богу или Божественной природе. Биодинамическое направление Сатерленда открывает идеи, которые можно объяснить только по квантовой теории (например, теория скрытого порядка Bohm, 1980). Биодинамика трансубстанирует в первичное дыхание, силовые поля, которые генерирует пространство, поэтому она разделяет характеристики с «морфогенетическими полями» описанными Sheldrake (1981). Концепции Sheldrake имеют выраженный квантовый характер: морфогенетические поля несут только информацию (без энергии) и являются доступны во времени и пространстве без потери интенсивности, после того, как они были созданы. Эти нефизические «чертежи» направляют формирование физических форм черех трехмерные паттерны, вибрации которых он назвал «морфическим резонансом». Морфический резонанс, который генерирует форму в зародыше, является тем же процессом, который генерирует исцеление у взрослого.

Роль сознания в квантовой теории является радикальным отходом от классической физики. Результат любого эксперимента зависит от сознания наблюдателя. Действительно, термин «наблюдает» следует заменить термином «участник». Мы не может наблюдать вселенную, мы является ее участниками. Наше индивидуальное сознание – это маленькая голограмма, универсального сознаний, разделяемая всеми живыми существами. Capra (1996) назвал сознание («процесс познания») ключевой чертой жизни, включая формы жизни, такие как растения и простейшие, у которых отсутствует ЦНС. Протоплазматическое жидкое тело разделяет это сознание, что объясняет его «чувствительные» реакции и реакции действия (Джелос 2001). С точки зрения биодинамики, Джелос (2001) признал, что сознание практикующего играет главную роль в глубине терапевтических изменений, возникающих у пациента. Джелос обнаружил, что его терапевтические результаты улучшились в той степени, в которой он мог освободиться от сознательной рационализации.

Он обнаружил, как и Сатерленд, что усилия практикующего «…чтобы позволить Дыханию Жизни изменять нас, дает видеть…» Усилия должны исходить из «чувства возможностей» (Джелос 2001). Следующая пара разделов посвящена обзору новых исследований, связанных с биодинамикой.

Эмбриология Блехшмидта в соответствии с концепцией биодинамики

 Джелос (2001) охарактеризовал традиционную остеопатию как науку основанную на анатомии, тогда как биодинамика – наука, основанная на эмбриологии. Практикующие биодинамику следили за работой Эриха Блехшмидта (1902-1992). Согласно Блехшмидту (1977), каждая часть эмбриона развивается в движении, и каждое движение влияет на развитие каждого последующего движения. Ранее эмбриологическое развитие в значительной степени эпигенетическое, ориентирующиеся на динамику жидкости. Концепции Блехшмидта соотносятся с практикующими биодинамику, которые утверждают, что Дыхание жизни, внешнюю силу, описанную Сатерлендом, генерирует пространственная ориентация зародыша. Пространственная ориентация выражается в материи силами жидкости, возможно электромагнитными водородными связями (концепция, которая резонирует с теорией гомеопатии «отпечаток воды»), создавая матрицу, которая управляет развитием эмбриона. Это концептуальное сходство между теорией Блехшмидта и биодинамикой ставит их по одну сторону дискуссии. За последние 50 лет ученые спорят относительно двух теорий эмбрионального развития: пассивную и «внешнюю», управляемую гидродинамикой, или активную и «внутреннюю», управляемую молекулярной активностью генов. «Клетки нервного гребня находятся в центре этой дискуссии. Миграционные нейроциты появляются на четвертой недели эмбриогенеза человека. По мере того как боковые края нервной пластинки соединяются по средней линии, образуя нервную трубку, нейроциты перемещаются по гребню генерируемой волны. В наш век молекулярной медицины сторонники активной миграции клеток поддерживают доминирующую парадигму. Согласно с этой точкой зрения, мигрирующие клетки направляются генами, которые экспрессируют рецепторы клеточной мембраны. Клеточные рецепторы чувствуют молекулярные градиенты во внеклеточной жидкости. Таким образом, миграция нейроцитов описывается как хемотаксис, управляемы молекулами, такими как интегрины, кадгерины и коннексины (Maschhoff and Baldwin 2000). Однако молекулярный взгляд подвергается сомнению из-за филогенетических противоречий – нейроциты появляются только у эмбрионов позвоночных. Беспозвоночные эмбрионы не имеют нейроцитов, но они экспрессируют гены, связанные с миграцией нейроцитов, такие как BMP2/4, Pax3/7, Msx, Dll and Snail (Holland & Holland 2001). Наоборот гены, связанные с миграцией клеток позвоночных, такие как CNR1 (Song and Zhong 2000) отсутствуют у беспозвоночных ( McPartland et al 2001, McPartland & Glass 2001). Растения, которые не имеют ЦНС, также экспрессируют рецепторы интегрина (Lynch et al 1998), которые помогают клеткам растений в восприятии гравитации. Возможно, рецепторы интегрина не являются хемотаксическими проводниками, но на самом деле реагируют на тонкие электромагнитные силы, такие как Дыхание Жизни.

Рисунок 2. Фотомикрография пипетки, впрыскивающей поток жидкости в воду, образуя вихрь. Пограничная поверхность между жидкостями образуют органические формы. Иллюстрация Гаральда Мэгуна, перересована Швенком (1996)

Блехшмидт утверждал, что движение жидкости позволяет клетками мигрировать для преодоления инерционного, тиксотропного (вязкого) состояния эмбриональной внеклеточной жидкости. Вязкость жидкостной матрицы обеспечивает опору для миграции и перемещения нуклеоциктов. Практикующие биодинамику соотносят эту концепцию с описание Прилива, действующего как жидкость внутри жидкости, выражая качество вязкости, с возможностью направления силы. Теория Блехшмидта была проверена исследователями по всему миру (см. цитаты Jesuthasan 1997), с помощью введения латексных бус в живые эмбрионы. Латексные бусины являются инертными объектами, неспособными к молекулярному хемотаксису и лишены присущей клетками подвижности. Тем не менее, они следуют миграционным путям нуклеоцитов. Силы растяжения жидкости, необходимые для этого движения были продемонстрированы Scwenk (1996), который использовал микроскопические пипетки для впрыскивания потоков жидкости в воду. Пограничные поверхности, возникающие между движущейся жидкостью и стоячей водой, создавали вихревые органические формы (рисунок 2). Экспериментальные изменений плотности жидкости или скорости впрыска создавали разные формы. В некоторых экспериментах качество вязкости эластичного матрикса создавало формы, которые напоминали путь миграции клеток нервного гребня. В других экспериментах пространственные ориентации жидкости в жидкости, подобной ЦНС зародыша, в комплексе с ТМО и паутинной оболочкой, полушарий мозга и мозолистого тела, соединенных полушарий (см. рисунок 3). Эксперименты Scwenk’s с механикой жидкости предложили, что геометрическая конфигурация эмбриона присутствует до того, как структура развивается.

Рисунок 3. Фотомикрография впрыскивания потока жидкости в виду, экспериментальный опыт с рисунка 4, с измененной плотностью жидкости. Пространственная ориентация пограничных поверхностей соответствует эмбриологическиму формированию ЦНС. Иллюстрация Джеральда
Мунена, перерисован из Швенком (1996).

Генетический вклад

После того, как жидкости устанавливают матрицу или план, генетическое выражение организует клетки, а миграция клеток становится действительно активной. Например, начальная волна нуклеоцитов перестает мигрировать и устанавливает ретикулярную решетку. Эта решетка обеспечивает леса для активного хемотаксического роста нейронов, предвестника зрелой организации вегетативной нервной системы (Conner et al 2003). Подобные механизмы управляют ростом нейронов посредством сенсорного и двигательного аппарата и называется конусом роста.

Обнаружение конуса роста частично зависит от сил жидкости, пассивность этого процесса также демонстрируется перемещением инертных латексных шариков (Newman et al 1985). Но гены также способствуют нахождению конуса роста путем рецепторов клеточной мембраны, которые активируются внеклеточным «аттрактантом» или «репеллентом» соединения. Например, рецепторы UNC-40 и Eph-рецепторы запускают молекулярный каскад, который направляет актиновый цитоскелет клетки, регулируя тем самым подвижность конуса (Dickson 2002). Молекулярный «кисель» направляет нейроны к месту назначения. Такая сложная организация процесса может объяснена сложностью задачи соединения аксонов, которые должные расти к средней линии, пересечь ее, а затем продолжить рост эксцентрично.

Тем не менее, Блехшмидт подчеркнул, что гены не действуют, они реагируют на внешние силы. Реакция генов на гидростатическое давление во время эмбриогенеза недавно получила называние «морфогенетический механизм» (Van Essen 1997). Wal (1997) сравнил гены с глиной, которая образует кусок керамики. Глина сама по себе не может сформироваться в форму. Это требует руки мастера. Руки мастера не могут действовать без его разума. С точки зрения биодинамики глина представляет собой гены, руки представляют собой текучие силы, а ум художника представлен Дыханием Жизни – «божественным планом» или «главным механиком», часто упоминаемого А.Т. Стиллом. Забавно, мы (J.M. and E.S.) посетили семинар биодинамики на неделе, когда Venter et al (2001) опубликовали последовательность генома человека. Пока ученые всего мира обдумывали парадокс того, что столь сложный организм человека управляется всего 30 000 генами (Claverie 2001), наш семинар практикующих биодинамику подтвердил очевидную необходимость для эпигенетических сил, для принятия «решений», которые обеспечивают эмбриогенез.

Метаболическое движение

Блехшмидт (1977) разработал шесть различных механизмов. Посредством которых жидкости «проявляются внутренне», создавая функцию, из которой возникает структура: контузия, дистузия, дилатация, перенапряжение, отвлечения и уплотнение. Позже он добавил коррозию, ослабление и всасывание (Blechschmidt & Gasser 1978). Эти механизмы управляются метаболизмом клеточных тканей. Клеточный метаболизм потенцирует или истощает различные жидкости, которые Блехшмидт назвал «метаболическими полями». Например, самый ранний изгиб эмбрионального диска «изгиб в форме буквы «С») возникает из-за снижения давления от распада желточного мешка (Drews 1995). Клеточный метаболизм истощает питательные вещества во внеклеточной жидкости, и вызывает накопление метаболических отдыхов. Пласты клеток, прилегающее с истощенным жидкостям, замедляют их рост и становятся вогнутыми искривлениями тканей. Концентрационные градиенты питательных веществ и отходов создают движения жидкости между источниками и сливами. Когда эти движения жидкости канюлируют ткани, они становятся эмбриональными кровеносными сосудами.

Листы клеток, тканей и органов растут с разной скоростью. Эпителиальные наложения этих складок становятся сдерживающими структурами. Порождающими форму. Лицо эмбриона, например, возникает как складки и борозды между расширяющимся мозгом и бьющимся сердцем (Blechschmidt & Gasser 1978). Различие в росте внутри эмбрионального черепа создает жидкостные структуры, которые позже конденсируются в зоны механического напряжения или в мезенхимальные сдерживающие полосы, известные как дуральные пояса. Они определяют положение, форму и внутреннюю структуру мозга: «барьеры не грубые механические силы, но деликатная сопротивляемость живому развитию» (Blechshmidt 1961). Средняя линия дурального пояса между полушариями головного мозга служит сильным барьерным фактором против нисходящего натяжения внутренних органов и эксцентрического роста головного мозга.

Этот срединный дуральный пояс сохраняется во взрослой жизни, как серп мозга. Первоначально он разделяет лобную кость, поэтому лобная кость, функционально ведет себя как парная кость. У некоторых людей эта структура сохраняется в виде метопического шва (Magoun 1976). Несколько парных поясов возникает в зародыше, и один из них сохраняется в зрелом возрасте, как палатка мозжечка.

Средняя линия

Другим аспектом эмбриологии, о котором говорит биодинамическая концепция остеопатии, является концепция функциональной средней линии, вокруг которой организуются наши тела и здоровье. Средняя линия – самое ранее выражение функции внутри эмбриона. Ряд структур возникает изначально из средней линии – сначала в эктодерме появляется примитивная полоса, начина с хвостового полюса эмбрионального диска. Впоследствии, хорда развивается в энтодерме, по направлению от хвоста к краниальному концу. Через несколько дней нервная бороздка формируется вдоль средней линии, возникающей от хвоста к голове. В течении четвертой недели развития нервная трубка закрывается на двух концах, и жидкость в ней больше не циркулирует, но колеблется. Амниотическая жидкость становиться ЦСЖ. Терминальная пластинка закрывает цефалический конец трубки. Эта средняя линии сохраняется у взрослого в виде свода четвертого желудочка. Это опорная точка для всех нейронных движений. Во время фазы вдоха ПДМ вся ЦНС спирально сходится на терминальной пластинке. Во время фазы выдоха все ткани удаляются от терминальной пластинки.

Джелос (1997) описал среднюю линию, происходящую из неподвижности, генерируя Дыхание Жизни. Функциональная средняя линия остается на протяжении всей нашей структуры и физиологическое движение остается ориентированным на среднюю линию. Дыхание Жизни входит в тело через копчик и поднимается по средней линии, излучая «как фонтан брызг жизни» (Силлс 1999). Передача средней линией биэнергетической силы от хвоста к голове описано многочисленными практиками, возможно, одним из первых эрудитом Вильгеймом Рейхом (Wilhelm Reich). Рейх и его ученики описали ПДМ, «… подтверждение движения мозга может быть получено от лиц, которые не имеют брони… это движение относительно медленное и не связанное с артериальными пульсациями» (Konia 1980). Интересно, что генетические механизмы имеют тенденцию работать в противоположном направлении, в направлении от головы к «хвосту». Это лучше всего иллюстрируется dozen Hox transcription factor genes (the “Hox clock”), которые управляют формирование эмбриональных сомитов с головы к хвосту. Последовательность экспрессии Hox гена коллинеарна с порядком их генов на хромосоме (Kmita &Duboule 2003).

Движение прилива можно ощутить на протяжении всего тела, названного практикующими биодинамику «зоной А» (Джелос 2001). Восточные практики осмысляют такое движение энергии через каналы. Движение Прилива может также пальпироваться вне тела, в «поле Ауры» различных западных и восточных культурах – «зоне B» в биодинамической концепции остеопатии. Остеопаты, такие как Randolph Stone and Robert Fulford преимущественно работали в зоне В. Rollin Becker работал в «зоне С», поле, распространяющееся от средней линии к краям комнаты (Джелос, личная беседа, 1999). Джелос (2001) подчеркнул, что все эти зоны существуют одновременно, как и другие, такие как «зона D», которая простирается от средней линии пациента до горизонта. Зоны являются полезными диагностическими инструментами, расширяющими поля восприятия практикующего.

Эмбриология обучается у биодинамической концепции остеопатии

Рисунок 4. Передний дуральный пояс, образующийся у 8-недельного эмбриона, нарисован тонкой двойной линией между передней и боковой конечными мозговыми пузырями. Иллюстрация McPartland, перерисована из Blechschmidt &
Gasser(1978).

Биодинамика извлекла знания эмбриологии. Но также биодинамика передала свои знания эмбриологам. Как пример передний дуральный пояс (ПДП). ПДП возникает около 8-й недели беременности, как скопление паттернов деформации между эвагинирующими пузырьками телеэнцефалона (рисунок 4). По мнению большинства эмбриологом, ПДП регрессирует до рождения. Тем не менее, один из коллег Джелоса предупредил его о паттерне краниальной деформации, который он обнаружил у нескольких своих взрослых пациентов. Они начали называть это «обручем», описывая его пальпаторное чувство. Они выполнили перинатальную диссекцию с доктором наук Фрэнком Уиллардом и выяснили, что передний дуральный пояс не всегда регрессирует до рождения, но иногда остается передней поперечной перегородкой (рисунок 5). В других случаях пояс регрессирует, хотя картина деформации может оставаться в жидкости. Пальпаторное биодинамическое ощущение также предопределило открытие дурального моста в субокципитальном регионе (Джелос, личная беседа, 1999), и теперь известно. Что эта структура сохраняется у взрослых (Mc-Partland & Brodeur 1999). Дуральный мост прикрепляет ТМО к задней атланто-затылочной мембране, связку, которая охватывает атланто-затылочный сустав.

Рисунок 5. Рассечение передней черепной ямки новорожденного, вид сзади-наперед, с разрезанными концами и удаленным мозгом. Двухсторонний передний угол поперечной перегородки между расчлененной срединной линией и парными тенториями. Фото
У новорожденных рассечение передней черепной ямки, глядя сзади на передний, с разрезанными концами и удаленным мозгом.
Двусторонний передний угол поперечных перегородок между расчлененной срединной линией и парными тенториями. Фото F.O.R.T. Foundation, www.BioDO.com.

Уход и забота

Биодинамическая концепция остеопатии преподается в рамках клинической программы, где каждый шаг предназначен для пробуждения интуитивного и инстинктивного пробуждения аспекта ума практикующего. Такие способности получили название «первичные восприятия». Эти способности исчезают, как атрофия мышц, если они не используются. Таким образом, интуиция и инстинкт присутствуют при рождении, но угасают из-за неиспользования, в том числе из-за предпочитаемого обществом образовательного бремени. Наша интуиция, инстинкт и восприятие жизненных сил также притупляется стрессом городской жизни и тягостью профессиональной жизни.

Большое внимание уделяется выбору места, где практикующие могут пройти обучение биодинамике. Мир природы – необходимый участник и инструктор. Через его собственный опыт в дикой природе Новой Англии и Канады Джелос познал более глубокое «Я», человеческий дух, который возникает при встрече мира природы. Восприятие природы успокаивает ЦНС человека, позволяя исчезать границам между индивидуумом и целым. John Muir (американский натуралист 19 века) говорил как остеопат: «В природе, когда мы пытается что-то выбрать самостоятельно, мы обнаруживаем, что это привязано ко всему остальному во вселенной». Практикующий биодинамику переносит этот феномен природного мира в свой кабинет в городе, включая природную гармонию в свою повседневную клиническую практику.

Важно признать, что то, что наблюдается во время курса лечения, является не результатом месмеризма, окрашенного виталистической теорией, а свидетельством четко организованной природной системы, которая требует дисциплины и преданности делу, чтобы развить способности практикующего. Практикующие в наше время находятся в уникальном положении. Учитывая наше медицинское образование и знание практических манипулятивных методов, в сочетаниями с принципами Стилла и Сатерленда, мы можем проконсультироваться с планом для здоровья, а именно эмбриологический рост и развития в целом, как силы исцеления. Но с одной оговоркой: без должной подготовки такой подход может быть опасным для пациента и оскорблять данную врачом клятву Гиппократа. Эта модель работает не с «энергией», а с сознанием природы.

Начало статьи: Биодинамическая модель остеопатии (часть 1)
Биодинамическая модель остеопатии (часть 2)

Источник: https://www.researchgate.net/publication/7001330_The_biodynamic_model_of_osteopathy_in_the_cranial_field